4. День третий. Очень много песка.

На сегодня у нас запланирована поездка в Eureka Dunes, северная часть Death Valley. Эта поздка рекомендована
книгой "Пешеходные маршруты по калифорнийским пустыням". Решаем доверится книге и стартуем.
Опять едем на юг по 395-й, опять сворачиваем на 168-ю на восток у Big Pine, опять проезжаем
величественные развалины Цюриха. Но на этот раз сворачиваем с 168-й на юг, на Death Valley Road.
Дорога в попутном направлении пустая, но навстречу кое-кто попадается - наверное, умные люди ездят
туда на заре, когда температура еще не поднялась. Но мы не изем легких путей и продолжаем
движение. Дорогая хорошая но небыстрая, извивающаяся среди холмов. Потихоньку она забирается вверх -
нам надо перевалить через Inyo Mountains (фактически, продолжение на юг той же горной системы что и
 White Mountains). Довольно жарко, дорога идет вверх, в траках включены кондиционеры. Но проблем
с охлаждением не возникает. Постепенно направление движения сменяется с южного на восточное.

Мы проходим перевал и дорога начинает снижаться. Вдруг, за очередным поворотом, на юге справа внизу
открывается панорама на огромную долину - это северная часть Death Valley, называющаяся Eureka Valley.
Напротив, через долину на восток - горы "Последнего Шанса", Last Chance Range. Мы спускаемся в долину.
Вдалеке видим огромное желтое пятно песчаных холмов - это место нашего назначения, Eureka Dunes.

Дюны издалека.

Вот мы уже полностью спустились вниз и едет по плоской равнине. Дорога изменилась, из хорошей асфальтной
стала "стиральной доской". По краям дороги пустыня, поросшая чахлой растительностью. На ней видны следы
песчаных багги.

Равнина - 1
Равнина - 2

Сворачиваем направо, с Death Valley Road на Eureka Road. Нам предстоит еще примерно 9 миль до дюн.
Дорога - довольно грубая "стиральная доска". В попытках уменьшить тряску едем одним колесом на обочине -
там вроде дорога глаже. Скорость приходится держать 30-40 миль: на меньшей скорости сильно трясет,
на большей уже трудно совладать с траком на сыпучем покрытии.

Подъезжаем к дюнам. Большой пустой паркинг. Сильный горячий восточный ветер у подножия дюн.
Ветер пополам с песком. Оставляем машины, берем воду, фотоаппараты и карабкаемся вверх, на дюны.

Лезем вверх
Костя перезаряжает на ветру с песком фотоаппарат - и портит его
Олег ползет вверх
... почти дополз ...
Олег: затерянный в песках

Дюны устроены так же, как горные системы: множество второстепенных вершин, гряды, перевалы,
равнины. Высота "горной системы" на глаз около 200 метров. Позднее, на карте местности, мы обнаружили
что строгая высота около 186 метров в самой высокой точке дюн. Представьте себе песок, высокую температуру,
сильный ветер, отсутствие нахоженных трейлов  - в общем, высота оказалась не такой уж смешной.

Олег: одинокий странник, занесенный ветром ...
Дюны.
Бедуин Миша

Наветренные склоны дюн плотно утрамбованы ветром, идти по ним легко и приятно, даже вверх.
Но подветренные склоны совершенно рыхлые, в них кое-кто из экпедиции легко проваливался. В общем,
восхождение на дюны среди лета оказалось довольно интересным приключением. Главное, что нужно взять
с собой, это вода и очень крепко сидящая на голове шляпа. Ветер очень силен, поэтому прийдется или все
время держать её руками, или получить тепловой удар - солнце очень сильное. Если проблемы с водой и
шляпой решены, то восхождение становится довольно забавным и несложным приключением. Заблудиться
невозможно, застрять тоже. А панорама и ощущения незабываемые. Всё восхождение, туда и назад,
заняло около 2-х часов. Дольше находиться на открытом солнце летом в Death Valley в полдень
(да еще активно двигаясь) становится неразумно. Чтобы избежать теплового удара, нужно постоянно пить
воду - больше, чем хочется.

Как сфотографировать ветер ?

Когда над дюнами пролетает самолет, это вызывает странный эффект: кажется, что вся масса песка под тобой
вибрирует в такт двигателю самолета.

Кроме нас, желающих  карабкаться по дюнам не обнаружилось. А зря, наверное: вверху ветер неожиданно
 становится холодным, хотя высота вроде совсем маленькая. Наверное, туда попадают струи
с соседних горной гряды Last Chance.

Спустившись, пытаемся пообедать привезенными припасами. Много съесть не удается - аппетита из-за
жары не наблюдается.

Едем обратно по Death Valley Road. Наш следующий маршрут - Papoose Flat из книги "Sierra Nevada Byways".
Этот маршрут - кольцо, соприкасающееся своей верхней точкой с Death Valley Road.

Назад из Death Valley

На обратном пути останавливаемся среди Joshua Flats - эти места так названы, наверное, из-за ростущей тут
юкки, или агавы, Joshua Tree.

На перевале
Миша на пути из Death Valley
О поле, кто тебя усеял - юкками ?

Доезжаем до Papoose Flat road и сворачиваем на юг по ней. Это довольно узкая грунтовая дорога, пыльная,
извилистая и небыстрая.

А что нас ждет за поворотом ?
Едем
Миша

По дороге случайно наткнулись на входы в заброшенные шахты. Всего было три входа. Два из них
полузавалены, один же в довольно приличном состоянии, с целыми креплениями в начале шахты.
Нам вспомнился Scooby Doo. Далеко не пошли, поосторожничали.

Миша - охотник за привидениями
Совещание

Довольно долго дорога спускается в узком каньоне, иногда приходится ехать крайне
 аккуратно, чтобы протиснуться среди нависающих камней. Дорога проходит мимо The Narrows - длинного
узкого каньона, в конце которого находится система старых шахт. По дну каньона идет тропинка.
Мы прошлись немного по тропинке и попытались представить себе прежние времена.
Места довольно мрачные, глухие, совершенно сухо, тучи злых мух (непонятно, чем они питаются).
Шахтерский хлеб был нелегок. Если люди ехали сюда с Востока или из Европы, то что же их ждало
на Востоке или в Европе ?

Вниз среди камней

После The Narrows дорога становится  песчаная. На песчаных местах помогает полный привод. Несколько раз
попадаются валуны на дороге. Иногда Родео цеплял эти камни днищем, но никаких последствий
не было обнаружено. Skid plates в этих случаях защищают довольно надежно.

Совещание

Вечером возвращаемся в Bishop. Это был последний совместный день экспедиции.

Предыдущая страница. День второй.
Следующая страница. День четвертый.